Интервью
Интервью с Григорием Ситниным (Часть 1)
Трекер частной практики
- Как ты пришел к этой профессии? Считаешь ли ты «трекинг» - настоящей профессией?

- Да, конечно. Эта профессия — очень молодая. В отличие от того, что будут писать во всяких газетах — это действительно профессия 21 века, я в этом уверен. Любая индустрия усложняется и работа именно с ростом и ускорением проекта стала системной и сложной.
Это самостоятельная, «поддерживающая» профессия.

Когда я говорю с клиентами, я люблю приводить два примера: Харона — у него задача перевести человека из одного состояния в другое, и шерпов — это люди, которые сами поднимались на Эльбрус уже много раз и точно оттуда возвращались. Их задача заключается в том, чтобы путника туда поднять и обязательно вернуть. Шерпы знают маршрут, они точно знают куда ставить ноги. Фактически, они страхуют тебя, чтобы ты упал куда не надо, чтобы ты дошел. Мало того, что дошел, чтобы еще и вернулся.
Работать над системным и взрывным ростом — это всегда сверхусилие. Из-за этого большинство клиентов, которые хотят пройти путь, на самом деле, его не проходят, потому что сверхусилия они сейчас не потянут.
Одна из задач — донести, что потянут, просто они не верят в себя. Если следовать знаменитому «путешествию героя», то надо не только выйти из дома, преодолеть порог, достигнуть точки невозврата, всех победить, но еще и домой вернуться. Тем самым, закончить этот цикл, подняться на новую орбиту и подумать: хочешь ли ты попасть а следующую. Шерпы — хорошая метафора. Лучше, чем Харон. Харон обратно не возвращает.

Для себя я определил, что трекер — технически специалист по росту, а практически — это специалист по переводу проекта из одного состояния в качественно другое.

Я работаю с частной практикой, мне так интереснее, потому что там прямая коммуникация между людьми и отношения веселее, чем с корпорациями. Там очень хорошо видно: кому-то хватает определенного уровня дохода, но его это устраивает. Он даже не знает, что у него есть этот «стеклянный потолок», для пробивания которого надо делать что-то другое, чтобы ситуация изменилась. Этому человеку, скорее всего, не нужны услуги трекера.

Есть люди, которые частную практику довели до своего предела, им действительно комфортно, у них хорошая квартира, прекрасная машина, любимые и любящие дети и жена, но они больше не хотят работать с самим продуктом, они не хотят быть, например, специалистами в оригами, они хотят строить из этого системный бизнес и им интересно заниматься построением бизнеса. Тогда предприниматель ( владелец практики) перестает быть предпринимателем и становится бизнесменом.

- Ты чувствуешь увеличение запроса на услуги трекеров? Существует какое-то постоянное число людей, которые стремятся перепрыгнуть этот «стеклянный потолок»?

- На самом деле, этот запрос был всегда, он по-разному выражался. Кто-то говорил: «мне нужна реклама», кто-то говорил: «мне нужно больше продаж», это приблизительные запросы за последние пять лет. До этого говорили: «настройте мне сайт». Это все — запросы про рост. Эти запросы возникают, когда тебя что-то не устраивает.

Поскольку не было профессии «трекер», не было понятия «трекер», Y Combinator еще не создал этой практики, даже не задумывался о ней, запросы были соответствующими, но они были всегда и они есть сейчас.
Благодаря тому, что много людей накинулись на систематизацию работы в трекинге, стали появляться правильно сформулированные запросы.

- Ты никак не связываешь появление запросов с экономической ситуацией в стране?

- Она ухудшается. Последние 5 лет наша экономика стремительно ухудшается. Но тут как раз есть интересная штука: процесс непрерывного роста в силу своего определения мало зависит от экономической ситуации. Независимо от контекста, ты ищешь ровно те способы, которые позволяют тебе расти и отбрасывать все, что не делает этого эффекта. Независимо от наличия или отсутствия кризиса, с трекером вы будете расти быстрее, чем в среднем по рынку.

- Понятно, что профессия выгодна какому-то отдельному слою общества, выгодна ли она государству?

- Если бы я был руководителем некоего государства, я бы разделял мысль о том, что благосостояние жителей этого государства напрямую влияет на все, а трекеры фактически помогают увеличивать благосостояние, значит, профессия трекера выгодна. Дальше мы должны рассматривать реальность, потому что то, что я описал — иллюзия, так не бывает ровно никогда.

Внутри государства всегда есть элита, у элиты всегда есть цели. Эти цели очень часто не коррелируют с идеями благосостояния. Они чаще всего коррелируют с идеями благосостояния именно элиты. Дальше все зависит от уровня культурно-социального слоя в этой группе. У элиты есть обслуживающий аппарат. Фактически, это вся государственная машина. В тот момент, когда элита решила, что нужно повышать благосостояние населения, государству становится выгодно. До этого момента аппарат даже не среагирует на идею.

- Как ты оцениваешь уровень квалификации трекеров, которые есть сейчас?

- Есть сильные, есть слабые, как в любой индустрии. Мне приятно, что все называют меня сильным. Сашу Бакеева я считаю очень сильным трекером, но, на мой взгляд, он больше методолог, чем коуч или еще кто-то. Нельзя не вспомнить Евгения Калинина, который одну из методологий современного трекинга создал, пусть и не один, а в команде, но он был тем стержнем, кто собирал во ФРИИ этот метод.
Как обычно, это где-то 10% людей, которые занимаются трекингом.

- Считаешь ли ты, что этого достаточно?

- Я бы даже назвал это биологией или статистикой. Есть множество людей, которые хотят или думают, что хотят быть специалистами по росту — трекерами. Для любой специализации нужна некая степень пассионарности, а пассионарностью у нас статистически обладает 5-10% выборки. 80% тех, кто занимается трекингом профессионально, то есть за деньги, являются нормальными, средними трекерами. В обычном случае их будет достаточно. Сильные нужны на какие-то сложные случаи. И остается 10% случайно попавших сюда людей, это уже маргинальная ниша. Основной массы достаточно.

Другая проблема в том, что трекеров мало. Людей, которые ассоциируют себя именно с трекерством мало. Если я напрягу свою память и сделаю пару запросов в facebook или Яндекс, скорее всего, я перечислю всех. Необходимо своим примером показывать, что есть профессия 21 века, ей тоже можно заниматься, в ней начинают появляться законы, начинают появляться механики и инструменты. Это и нам надо, это и обществу пора понимать, потому что основной запрос на трекинг никогда не звучит «потрекайте меня», он звучит: «что-то не так, надо расти, что делать». А бывает, что он звучит так: «хрень какая-то происходит».

- Как бы ты описал сильного и эффективного трекера?

- Сильный трекер от эффективного отличается условно степенью насмотренности на проекты и умением лучше структурировать хаос, с которым неизбежно в этом процессе сталкиваешься. Будущее не просто туманно, оно даже непрогнозируемо. Ты, как трекер, находишься в поле решений, и твоя задача — прокладывать маршрут на основании показателей. «Давайте проверять» и «чтобы что» - это два показателя сильного трекера.

Он никогда ничего не придумывает сам. Он может сам сформулировать, если это трудно его подопечным.

Он должен уметь так изменить свою голову и свой язык, чтобы разговаривать на языке своего клиента. Это тоже навык, который надо тренировать.

Он должен быть прямолинеен и не принимать иллюзий (всего, что не было измерено объективными датчиками).

Он должен уметь отделять своих от чужих. Трекер должен четко осознавать как и с кем он работает. Сильный трекер никогда не будет работать с клиентом, которому он плохо помогает, он просто передаст этот проект тому трекеру, который сделает это лучше. Из-за этого он и остается в ранге сильного. Знания друг о друге, отсутствие борьбы, наличие взаимопомощи, поддержки приводят к тому, что на рынке всем хорошо.

- Как ты работаешь над собой, чтобы поддерживать свой профессиональный уровень?

- Мне сильно не повезло в этом плане. Я — единственный человек, который может на меня повлиять. Я скорее себя «трекаю», у меня есть некоторые гипотезы на темуя того, что меня улучшит. Я ставлю рамку, в которую оно должно сойтись, ставлю критерии сходимости и дальше до определенного предела этим занимаюсь.
В консультантских сообществах принято пользоваться супервизиями, но я людей не очень люблю и не могу заставить себя найти себе ментора или супервизора.

Продолжение следует...
Следите за новостями
Подпишитесь, чтобы не упустить новых событий!